20:16 

Сын Черного дракона

Aril
Совесть придумали злые десептиконы, чтобы она мучила добрых автоботов
По просьбам желающих )))) Текст нуждается в большой доработке, так что не пугайтесь )


Наблюдая за мирно пасущимися овцами, Нурлан облизывался. Напасть он пока не решался, так как не был уверен, что атака будет удачной, а попробовать снова добыть обед ему не позволят пастухи.
А все из-за того, что он – только наполовину дикий дракон и живет среди лю-дей. Каждый день мечтая стать свободным и независимым ни от кого. Но Нурлану постоянно говорили и даже приводили примеры, что дикие не признают таких, как он, и попросту убивают. Поэтому дракончик оставался среди людей, надеясь однаж-ды покинуть город.
Но чтобы жить одному, нужно уметь охотиться, уметь постоять за себя, найти безопасное место, где можно спать, не опасаясь нападения или, по крайней мере, где к нему не смогут подобраться незамеченными. Нужно…. В общем, много всего. Нурлан опасался, что его мечта так и останется мечтой, но все же надеялся.
Поэтому и учился всему, что можно. Его выходки многим не нравились, но их списывали на то, что в дракончике силен дух дикого. Кое-кто предлагал отправить его к диким, но большинство считало, что диких драконов в мире и так больше, чем нужно, лучше попробовать сломить в дракончике этот самый дух. Пока все попытки были бесполезны и Нурлан не собирался сдаваться.
Одна из овец подошла ближе и Нурлан приготовился броситься на нее. Что-то пронеслось над зарослями, в которых он прятался и он поднял голову. И тут же за-был об овцах.
Дракончик изумленно следил, как дикий дракон, не скрываясь, даже наоборот – нагло, спустился с неба прямо в середину стада и шутя закогтил двух овечек. Ос-тальные овцы разбежались, а пастухи застыли на месте. Когда один, очнувшись, шагнул вперед, занося для удара крепкий посох, дракон повернул к нему голову и зарычал. Люди повернулись и бросились бежать.
Дракон спокойно принялся за обед. Нурлан восторженно разглядывал его – это был первый дикий дракон, которого он увидел.
Вот было бы здорово, если бы он взял его с собой! Но дикий, вероятнее всего, просто разорвет его на куски, если увидит.
К концу пиршества дракона пастухи вернулись, приведя с собой еще с десяток вооруженных людей.
- Я рассчитывал перекусить, - насмешливо произнес дикий, - но видимо, при-дется плотно пообедать.
Люди нападать не спешили, справедливо опасаясь, что стоит им подойти по-ближе, как дракон мгновенно превратит их в головешки. Видя их неуверенность, дикий презрительно фыркнул и, расправив крылья, взлетел. Сделав круг, он выдох-нул струю пламени и люди бросились в стороны, спасаясь от огня. Дракон, мерно взмахивая крыльями, улетел.

Нурлан вернулся в город к вечеру. Рассказывать о том, что видел, он не соби-рался, хотя и хотелось. Но кто-нибудь тут же спросит, а что он там делал?
Нурлан был голоден и предвкушал хороший ужин, все удовольствие испортил Гамрад – ровесник Нурлана и его заклятый враг.
- Слышал новость, Карвал? – Нурлан сделал вид, что не слышит его. «Карва-лом» его назвали люди, но дракончик, когда подрос, сам выбрал себе имя. Он отка-зывался отзываться на прежнее, и в конце концов люди с этим смирились. Но не Гамрад.
- Сегодня пастбище за городом посетил дикий дракон. Как думаешь, это не твой родитель? Я бы спросил у твоей мамочки, но вспомнил, что она умерла.
Нурлан промолчал, у него не было желания разговаривать, тем более, что обычно такие беседы заканчиваются дракой. Он знал, что сильнее Гамрада, но именно поэтому виноватым всегда оказывался он. Из-за того, что наполовину ди-кий. Ему постоянно твердили: «Ты не должен позволять злости брать верх, ты дол-жен подавить свою «дикую» половину».
Интересно, а вдруг этот дракон и в самом деле его отец? Было бы здорово вы-яснить это. Раз уж дикого привлекла чем-то мать Нурлана, то он вполне может заин-тересоваться сыном. Да ну, вряд ли. Если бы это было так, отец давно бы объявился.
Гамрад все еще вился вокруг, пытаясь разозлить Нурлана, но тот не обращал внимания, давно привыкнув к его нападкам. А уж добравшись до еды, он вообще забыл о его существовании и Гамрад, сказав что-то нелестное в адрес Нурлана, ушел. Что именно, дракончик не обратил внимания, занятый более важным делом – набиванием желудка.
Наевшись, он присоединился к троице сверстников, развлекающихся игрой в догонялки. Если в драке у Нурлана было преимущество, то в подобных играх он часто проигрывал, летать он умел, но маневрировал плохо. Это огорчало его и радо-вало того же Гамрада. Но отказываться от участия в игре Нурлан не собирался – это отличный способ устранить недостаток.
Позже они слушали истории самого старого из драконов в городе, на долю ко-торого выпало немало приключений – за свою жизнь он побывал во многих странах и много повидал. Нурлану больше всего нравились истории с участием диких дра-конов, но как раз о них Кастар не любил говорить, считая диких злобными и глупы-ми.

Снова выбраться за город Нурлану удалось только через неделю. А до того пришлось сопровождать Ренола во время его обхода прилегающей к городу терри-тории – несколько мелких сел и две деревни. Ренол был приставлен следить за Нур-ланом, но он не старался его воспитывать, предоставив полную свободу. Почти пол-ную. Он лучше многих других понимал Нурлана и знал, что если давить на него, то дракончик просто сбежит.
Ренол нравился Нурлану, но не настолько, чтобы рассказать ему о тайном же-лании стать диким. Возможно, человек подозревал об этом, но никогда ни о чем не спрашивал, за что дракончик был ему благодарен.
Оказавшись наконец на воле, Нурлан часа два просто носился по округе, то поднимаясь высоко в небо, то проносясь над самой землей. Случайно вспугнув с редком лесочке олениху, дракончик начал гоняться за ней, намереваясь пообедать.
Лес хоть и был негустым, однако летать в нем было невозможно, поэтому Нур-лан гонялся за добычей по земле, лавируя между деревьями. Хитрое животное по-стоянно бросалось из стороны в сторону, затрудняя дракончику погоню. Наконец ему удалось выгнать ее из леса.
Ну все, попалась! Распахнув крылья, Нурлан взлетел. Он уже готов был схва-тить олениху, когда она резко свернула. Пока Нурлан разворачивался, она снова метнулась в сторону.
Дракончик не успевал менять направление и, в конце концов, олениха скрылась в лесу. Преследовать ее Нурлан не стал, надоело.
Он разочарованно смотрел вслед ускользнувшему обеду, как вдруг услышал над головой шум крыльев. Прежде чем он успел подумать, что неплохо бы спря-таться на всякий случай, рядом приземлился дракон. Точнее, драконица.
Нурлан не знал, что делать – она была из диких и вполне возможно, убьет его.
- Кто ты, малыш? – спросила она.
- Я? Я не малыш. – Похоже, убивать его не собираются. Нурлан осмелел. – Меня зовут Нурлан.
- Я не спрашивала, как тебя зовут...
- А кто ты? – осмелился поинтересоваться дракончик.
- Какой хитрый. Сначала ответь на мой вопрос, а потом посмотрим.
Нурлан растерялся. Что ей сказать? Может, она просто принимает его за дикого и поэтому не спешит убивать?
- А по-твоему кто я?
- А если я скажу – мой обед?
- Подавишься, - брякнул Нурлан и осекся.
К его удивлению, дикая не рассердилась.
- Грубиян, - беззлобно произнесла она.
Нурлан решил воспользоваться представившимся шансом.
- Ты можешь… взять меня с собой?
- Куда взять?
- Я… моя мать была керт… дракончик замялся, не зная, как отреагирует дра-коница, но она его удивила.
- То, что ты полукровка, заметно.
- Ну и пусть... Ну, вообще-то нет. Я не хочу оставаться с людьми, но не уве-рен, что дикие примут меня…
- Чем же тебя не устраивают люди? – поинтересовалась дикая.
- Всем. Среди них я… чувствую себя не на своем месте.
- Почему?
- Потому что я… - назвать себя диким Нурлан не осмелился и решил сменить тему. – А как ты догадалась, что я полукровка? Все говорят, я больше похож на ди-кого дракона.
- Малыш, первое, чему учится дикий – охотиться.
- Вот я и учусь, - нашелся с ответом Нурлан.
- Нет ни одного дикого дракона твоего возраста, который еще не умеет охо-титься. И хорошо летать.
Нурлан немного обиделся на последнее замечание. Но высказаться не успел, по земле пронеслась тень дракона и дикая, не сказав ни слова на прощание, взмыла в воздух. Задрав голову, дракончик с тоской наблюдал за ней – драконица поднялась высоко в небо, где кружил еще один дракон.
Когда они скрылись с глаз, Нурлан отправился в город. Весь день он вспоминал свой разговор с дикой, не в силах думать о чем-то другом. Он завидовал ей, ее сво-боде, образу жизни. Если среди драконов города Нурлан выглядел внушительно, то рядом с ней чувствовал себя… никчемным. Он опасался, что любой дикий убьет его? Да он просто не заметит Нурлана. Зато наверняка любой едва вылупившийся детеныш дикого сможет съесть его на завтрак.
Ему вспомнилась поговорка, бытующая у людей – возомнил себя петух орлом. Да уж, как наверно, смешно он выглядел, заявляя, что хочет быть с дикими.
Нурлан перестал покидать город, но в остальном старался вести себя как обыч-но. Ему не хотелось, чтобы все, кому не лень, приставали с вопросами, что с ним случилось.
Ренол все равно что-то заметил и поинтересовался, почему он прекратил свои вылазки из города.
- Надоело, - коротко ответил Нурлан.
Ренол не стал ничего больше спрашивать и дракончик надеялся, что он принял такое объяснение.
Нурлан решил забыть о своей мечте и о том, кем был его отец. Отныне от дра-кон-керт! Но легко было сказать, а на деле дракончик постоянно сравнивал керт с дикими. И постоянно вспоминал дикую, с которой разговаривал.
В конце концов, Нурлан стал раздражительным и вспыльчивым. Он перестал участвовать в играх, предпочитая бродить где-нибудь в одиночку. Сначала его пы-тались расшевелить, но скоро оставили в покое. Дольше всех его донимал Гамрад, пока Нурлан не разозлился и не задал ему хорошую трепку.
Примерно через месяц он не выдержал, чувствуя, что медленно сходит с ума и все же выбрался за город, к широкой и быстрой реке. Ренол срочно уехал куда-то пару недель назад, так что Нурлан был волен делать что хотел – человек, которого Ренол оставил за себя приглядывать за дракончиком, давно уже не интересовался, где Нурлан и что делает, больше интересуясь, чем занимаются незамужние девуш-ки.
Подойдя к воде, дракончик принялся угрюмо разглядывать себя, сравнивая с теми двумя дикими, которых видел. Те, кто говорил, что он похож на дикого, были правы, хотя от матери ему тоже кое-что передалось. Но слишком мало, чтобы жить среди людей… Может, если бы она была сейчас жива, ему было бы легче? А так… он никому не нужен, и ничто его не держит в городе, наоборот, ему тяжело среди стен, улиц и людей.
Заметив промелькнувшую тень на воде, Нурлан поднял голову и увидел двух драконов. Сначала он решил, что они летят куда-то по своим делам, но потом понял, что дикие направляются к нему.
С драконицей он был уже знаком, но, хотя и рад был встрече, не мог отвести глаз от ее спутника. Огромный, с необычной, черного цвета, чешуей, он внушал го-довалому дракончику трепетный восторг и ужас. Если у диких есть какой-нибудь правитель или король, то именно его видел перед собой Нурлан. Ему ужасно захо-телось стать таким же сильным и гордым и, одновременно – спрятаться куда-нибудь, чтобы не попасться на глаза. Дракон, казалось, одним взглядом способен убить. Хотя букашку вроде Нурлана, он, скорее всего, и не заметит.
Но черный дракон смотрел именно на Нурлана и тот сжался, ожидая неизвест-но чего: насмешки, удара, презрения… Черный что-то сказал, дракончик не понял ни слова, но… ему показалось - он уловил смысл сказанного, но в следующее мгно-вение забыл его.
Драконица ответила и снова Нурлану показалось, что еще чуть-чуть, и он пой-мет, о чем они говорят.
- Ну, малыш, - обратилась к нему драконица на понятном ему языке, - ты не передумал?
В первый момент дракончик не понял, о чем она говорит, а потом…. просто по-терял дар речи.
Недоверчиво переводя взгляд с одного дракона на другого, он попытался что-то сказать, но ничего не получилось.
Собравшись с силами, он все же выдавил:
- Нет… - Нурлан даже не смел надеяться, что этот вопрос задан потому, что она решила забрать его с собой, как он и просил.
- Меня ты, можно сказать, уговорил, но вот мой друг… - она искоса взглянула на упомянутого «друга», - не так сговорчив.
- По нему видно, - вырвалось у дракончика.
Он уже не раз пытался обуздать свой не в меру быстрый язык, но это редко по-лучалось.
- А ты и в самом деле нахал, - произнес дракон.
- Есть немного, - робко сознался Нурлан.
Он уже чуть-чуть освоился, но все равно, если с драконицей он мог общаться довольно свободно, то Черному дракону боялся сказать что-нибудь, способное за-деть его хоть в малейшей степени.
- И как, по-твоему, это хорошее качество?
- Когда как…
Черный дракон немного приподнял голову, огляделся и неожиданно расправил крылья и взлетел.
- Кресс! – драконица удивленно проводила его взглядом и раздраженно рык-нув, тоже поднялась в небо.
Нурлан почувствовал отчаяние и едва удержался, чтобы не броситься следом. Что он должен был сделать, чтобы понравиться этому дракону?! Пытаясь совладать со своими чувствами, он не сразу услышал глухое угрожающее рычание. Резко раз-вернувшись, Нурлан увидел двух невиданных зверей. Больше метра в холке, с длин-ной заостренной пастью, полной кинжаловидных длиннющих клыков, с крепкими когтями и дикой яростью в глазах.
Годовалый дракончик был меньше любого из них и испугался. Но не настоль-ко, чтобы спасаться бегством. Нурлан понимал, что драться с ними равносильно са-моубийству, но и уйти, показав тем самым страх, не мог. У него было одно преиму-щество и он не замедлил им воспользоваться – расправил крылья и взлетел. Стран-ные существа не спешили нападать и кружили, задрав морды и оскалив зубы. Одно из них высоко подпрыгнуло, щелкнув пастью, но даже близко не достало до дракон-чика. Зато он, пока оно не приземлилось, спикировал вниз и ударил зверя когтями, тут же снова взмыв выше. Он разумно не целил в голову и полоснул по спине. Взвизгнув, зверь упал на землю и отбежал в сторону, подвывая от боли. Нурлан раз-вернулся и не спеша полетел в сторону. Второе животное бросилось за ним, и дра-кончик обернулся, выставив когти и зарычав. Животное отскочило, поджав куцый хвост, потом, видя, что дракончик не нападает, зарычало и начало подкрадываться. Его раненый товарищ постарался незаметно зайти сзади, но Нурлан заметил его и решил не рисковать. Он поднялся выше и сделал пару кругов над противниками.
Ему хотелось бы сделать больше, чем поцарапать их, но он понимал, что это приведет его к гибели. Поэтому он просто начал набирать высоту. Можно было бы полететь к городу, но туда его ничто не тянуло. Он глянул в ту сторону, куда улете-ли дикие и увидел драконицу, направляющуюся к нему. Нурлан поразился, что не заметил ее раньше – она была уже так близко, что он слышал свист рассекаемого крыльями воздуха. Вот что значит умение приближаться незаметно – незаменимое качество охотника.
- Почему ты не стал с ними драться? – спросила она, оказавшись рядом.
- Я не дурак.
- Вот как? Ты знаешь, что это за твари? – драконица парила рядом с Нурла-ном, которому, чтобы держаться в воздухе, приходилось нередко взмахивать крыль-ями.
- Нет, но явно очень опасные.
- Да, малыш. Опасные даже для диких драконов. – Нурлан удивленно взгля-нул на нее. – Это куорги, они часто нападают на драконов-керт, а порой решаются атаковать и диких. И они способны отличить дикого от керт, так что тебе повезло, что эта парочка оказалась там.
- Почему это?
- Они явно осторожничали, опасались тебя, но керт они совершенно не боятся.
Сначала Нурлан не понял, к чему она это говорит, но потом до него дошло.
- И что мне это дает? – спросил он, надеясь и боясь услышать ответ.
- Только не подумай, что Крессан заранее подстроил появление куоргов. Но он, заметив их, решил устроить тебе… проверку.
- И что ему дала эта проверка? – несколько обиженным тоном поинтересовал-ся Нурлан.
Драконица немного помолчала, потом негромко, но как-то… веско и очень серьезно произнесла:
- Ты один из очень немногих полукровок, кто смог доказать, что несмотря ни на что является диким драконом. Больше того, - она весело посмотрела на него, - те-перь ты под крылом Черного дракона, а его благосклонности добиться очень непро-сто. Она не стала говорить, что в большей степени, пока, по крайней мере, это за-слуга не Нурлана, а ее – Крессан знал, как Тилларе хочется иметь детей и решил дать шанс осуществиться этой мечте.
Нурлан пытался осмыслить услышанное, поверить в то, что сказала драконица. Крыльями он махал чисто механически и даже не обращал внимания, куда летел.
- Не похоже, - наконец произнес он.
Драконица его не поняла.
- Что не похоже?
- Что мне было трудно добиться благосклонности… Черного дракона.
Ее развеселило такое заявление дракончика.
- Кресс наблюдает за тобой с тех пор, как я ему рассказала о тебе. Узнав о нем больше, ты поймешь… - она не договорила, а Нурлан не стал лезть с вопросами.
Глянув вниз, он только сейчас заметил, что они летят над незнакомой местно-стью. Он мельком подумал, что решат в городе, узнав о его исчезновении. А может, стоит потом показаться кому-нибудь на глаза?
- Эй, малыш…
- Я не малыш.
- Ну извини. Честно говоря, я ожидала, что ты засыплешь меня вопросами или будешь бурно выражать свою радость по поводу исполнения мечты.
- Я… просто все еще не могу поверить, что это не сон.
- Понятно. Тем лучше, - Нурлан взглянул на нее, но драконица, ничего больше не сказав, вырвалась вперед, так что дракончику пришлось усерднее махать крыль-ями, чтобы не отстать.
Вскоре он устал, но не осмеливался попросить передышку. Чтобы отвлечься, он спросил:
- А как зовут тебя?
- Тиллара.
- А его – Крессан?
- Да, но люди, как ты, наверное, уже догадался, знают его как Черного драко-на.
Нурлан немного помолчал, вспоминая все, что слышал об этом драконе, потом проговорил:
- Черный дракон. Подумать только - все, кого я знаю, мечтают хотя бы уви-деть его, а я… Все-таки некоторые мечты сбываются.
Тиллара рассмеялась:
- Посмотрим, как ты заговоришь через некоторое время. У Крессана тяжелый характер. И крутой нрав.
- Что ты имеешь в виду?
- Что с ним нужно быть поосторожнее, особенно первое время, пока не узна-ешь его получше.
- Но ты же меня защитишь?
Тиллара видела, что дракончик устал и начала снижаться, едва завидев подно-жие гор.
- Малыш, если мне придется тебя защищать, значит, я ошиблась.
Нурлан на секунду растерялся, но потом сообразил, что ответить:
- Я хотел сказать, что если… ну, перестараюсь и разозлю его.
Драконица не ответила. Поблизости никого не было и вполне можно было дать Нурлану передохнуть. Выбрав место, откуда к ним нелегко было подобраться неза-меченными, она опустилась на землю. Дракончик неуклюже приземлился рядом, с облегчением сложив натруженные крылья.
- Передохни немного, потом отправимся дальше.
- А далеко еще?
- Нет, еще немного.
Нурлан поудобнее расположился на земле и спросил:
- Значит, вы живете в горах?
- Разумеется. Это единственная местность, где людям трудно до нас добрать-ся.
Поколебавшись, дракончик все же спросил:
- Почему ты решила взять меня с собой?
- Ты мне понравился.
- А разве… вы живете только вдвоем?
- Да. – Тиллара поняла, что именно интересует Нурлана, но не хотела отве-чать. Всему свое время.
Нурлан не мог придумать, как поделикатнее задать свой вопрос, и сменил тему.
- А насчет охоты… мне самому придется учиться?
- Разумеется, но я немного помогу тебе. Возможно, и Кресс тоже… - больше для себя добавила она.
Подобного Нурлан даже вообразить не мог. Ему Черный дракон казался недо-сягаемым, он мог наблюдать, но просто взять и помочь… Это казалось невероят-ным.
Наблюдая за ним, Тиллара сдерживалась, чтобы не рассмеяться. И в тоже время была очарована им. Нурлан был исполнением ее мечты, хотя пока рано утверждать это – Крессан предупредил, что если дракончик не будет отвечать его требованиям, он убьет его. Тиллара знала, что постарается этого не допустить, но сомневалась, что преуспеет. От своего Черный дракон не отступается.

Когда Нурлан и Тиллара наконец-то добрались до пещеры, уже темнело. Оста-вив дракончика осваиваться, Тиллара отправилась охотиться. Она немного беспо-коилась, что Крессан может вернуться, пока ее нет, но надеялась, что он не станет раньше времени наседать на дракончика.
Все обошлось – Крессана, когда она вернулась, не было, а Нурлан с нетерпени-ем ждал ее, чтобы задать накопившиеся вопросы. Увидев, что она принесла часть туши горного барана, Нурлан почувствовал, что живот сводит от голода, и с удо-вольствием принялся есть. Он лишь на секунду оторвался, когда прилетел Черный дракон, решив постараться не слишком робеть перед ним. В конце концов, раз он дикий дракон, то должен вести себя соответствующе.
Потом Тиллара начала расспрашивать Нурлана о его жизни в городе. Особенно ее это не интересовало, но это могло помочь лучше узнать дракончика. О родителях Нурлан не мог много рассказать – мать, Рейла, умерла от какой-то болезни, когда Нурлану было несколько месяцев, а отца он никогда не видел, и Рейла ничего о нем не рассказывала.
Разговаривая с Тилларой, Нурлан порой бросал мимолетные взгляды в сторону Крессана, который молча слушал его. Было непонятно, интересно ему это или он слушает просто от скуки. Рассказав о себе, дракончик поинтересовался историей Тиллары.
- Скажи честно, - попросила она, - тебе больше интересно узнать обо мне или о нем? – нужды объяснять, кого она именно имеет в виду, не было.
- Об обоих, - выкрутился Нурлан.
Крессан фыркнул и отвернулся.
- О Крессане ты наслышан, а что касается меня, то все просто – я родилась и выросла среди диких драконов.
- А как вы познакомились?
- Он съел мою добычу.
- Расскажи! – потребовал Нурлан.
- Как-нибудь потом, малыш…
- Я не малыш!
- Почему нет? – спросил Крессан. - По навыкам ты не годовалый, а месячный дракон.
- Вовсе нет! Вот увидишь… через неделю-другую.
- Договорились, - поймал его на слове Крессан. – Если через две недели ты не научишься охотиться и летать, я убью тебя.
Нурлан сжался и глянул на Тиллару. Она недовольно смотрела на Крессана, но возражать не стала, считая, что он недооценивает дракончика.
- Начнем утром, - сказала она Нурлану. – А теперь – спать.
- А разве вы не охотитесь по ночам, а днем спите?
- Не имеет значения, ночь или день – когда проголодался, тогда и отправляйся на охоту.
- Здорово.
Тиллара устроилась поудобнее, а Нурлан свернулся около нее, счастливый и довольный. Он сразу закрыл глаза и уснул. Тиллара поймала взгляд Крессана и прищурила один глаз. Он, зевнув так, чтобы показать оба ряда клыков, отвернулся и закрыл глаза. Тиллара тоже опустила голову на пол, но заснуть не могла еще долго.

Отпущенные Черным драконом две недели промчались как один день – Нурлан, под руководством Тиллары, учился быть диким драконом. Тем не менее, дракончик считал каждый день и к назначенному сроку со страхом ждал возвращения Черного дракона, который исчез на несколько дней. Даже Тиллара не знала, куда.
Крессан появился после полудня, но словно не замечал Нурлана. Списав нев-нимание на усталость дикого, Нурлан ожидал проверки на следующий день, но Крессан снова не обратил на него внимания. С одной стороны это радовало дракон-чика, давало ему отсрочку, но с другой – он опасался что дикий считает его недоста-точно умелым и просто жалеет, оттягивая проверку.
Вечером, не выдержав, Нурлан подошел к Черному дракону, но, только он со-брался напомнить ему о его обещании, как Крессан, поднявшись, направился к вы-ходу, бросив:
- Иди за мной.
Тиллара тоже собралась с ними, но Крессан, коротко рыкнув, дал понять, чтобы она оставалась. Возразить она не посмела – в последнее время Крессан был сильно не в духе, и еще больше раздражать его не стоило. Все же Тиллара, дождавшись, ко-гда они улетят подальше, отправилась следом, поднявшись в облака и лишь иногда спускаясь ниже, чтобы не потерять их из виду.
Крессан привел дракончика в небольшую деревушку, где в ближайшем лесу часто охотились дикие драконы.
- Посмотрим, какой из тебя охотник, - напутствовал Крессан дракончика, под-нимаясь выше, чтобы не мешать ему.
Дичь здесь была пуганная, привыкшая остерегаться не только людей, но и дра-конов. Наблюдая за Нурланом, Крессан отметил его успехи – дракончик все еще ус-тупал любому погодку-дикому, но и заметно превосходил керт.
Немного покружив, Нурлан вспугнул олениху, но она сумела скрыться. Однако ту же из подлеска вылетела шилла и дракончик после недолгой погони сумел схва-тить ее. Птица попыталась ударить дракончика огромными когтями, но тот увернул-ся, перевернувшись в воздухе и снова оказавшись у нее за спиной.
Это был ловкий ход, шилла не успела развернуться к нему. Пока дракончик был занят добычей, Крессан спикировал на него. Нурлан, выронив птицу, бросился в сторону. Он перепугался, решив, что Черный дракон хочет убить его. Понимая, что улететь от него не удастся, Нурлан попробовал занять более выгодную позицию в воздухе, чтобы дикому было труднее добраться до него.
Пару минут он действительно, изворачиваясь как только мог, умудрялся оста-ваться выше Черного дракона и не подставляясь ему под удар. Потом дикий просто ударил его жестким крылом и дракончик кувырком полетел вниз. На его счастье, высота была небольшой, к тому же Нурлан успел сориентироваться и замедлить па-дение, захлопав крыльями.
- Смотри не заблудись по дороге обратно, - бросил ему Крессан, пролетая ми-мо дракончика.
Нурлан растерялся, глядя ему вслед. Черный дракон скрылся в облаках и дра-кончик не знал, что ему теперь делать. И как понимать его последние слова? Обрат-но это куда? В горы или в город? Нурлан неожиданно разозлился. Какой бы леген-дой ни был Черный дракон среди керт и диких, но это не значит, что он может ре-шать все и за всех. В конце концов, Нурлан просился с Тилларой, а не с этим за-знайкой.
Расправив крылья, дракончик взлетел, направляясь к горам. Уже темнело, но Нурлан был уверен, что найдет дорогу. Хотя уже знал, что в темноте в горах ориен-тироваться труднее – тени лежат по-другому, скрывая трещины и образуя новые там, где их нет в помине.
Когда наконец, уставший, он добрался до пещеры, чуть не пролетев мимо в темноте, Крессан словно и не заметил его. Зато Тиллара была рада и Нурлан сообра-зил, что прошел испытание.
Он собрался рассказать Тилларе, как все было, но она сообщила, что отправи-лась за ними и все видела. Нурлан хотел было попросить ее кое о чем, но передумал и направился к Черному дракону. Улегшись рядом, он молча принялся ждать. Нако-нец Крессан приоткрыл один глаз и лениво глянул на него.
- Ты научишь меня сражаться?
- Вот еще.
- Ты же самый сильный, тебе нет равных…
- А ты, похоже, слишком многого нахватался у людей, - раздраженно прервал его Крессан, поднимая голову.
- И я буду тебя донимать, пока не научишь.
- Лучше я тебя убью!
- Тогда перед смертью, - покорно вздохнул Нурлан, - я узнаю хоть что-нибудь. Например, как сегодня – с помощью крыльев можно не только летать.
Крессан резко подался вперед и щелкнул зубами у самой морды дракончика. От неожиданности тот сначала только моргнул, а потом дернулся назад. Обидевшись, Нурлан поднялся и выдохнул в сторону Черного дракона струю густого дыма. Он много тренировался, чтобы хорошо проделывать такой трюк.
Крессан чихнул и зарычал, но Нурлан уже отошел в сторону и лег, отвернув-шись ото всех. Он ожидал, что дикий не спустит ему этой проделки, но все было ти-хо. Не выдержав, он оглянулся – Крессан снова спал. Встретившись взглядом с Тил-ларой, Нурлан гордо задрал голову, и она довольно кивнула. Поднявшись, он подо-шел к ней и устроился под боком.
Утром его что-то разбудило. Вздрогнув, Нурлан резко вскочил на ноги, озира-ясь. И увидел что на него смотрит Черный дракон. И смотрит как-то… Нурлан сжался, почувствовав угрозу – ему показалось, что Крессан и в самом деле хочет убить его. Дракон направился к нему и Нурлан не знал, что делать. Когда дикий был совсем рядом, дракончик бросился к нему, подпрыгнул, расправив крылья, а когда Крессан потянулся лапой схватить его, нырнул вниз и, резко сложив крылья, послал тело в бросок, промчавшись под брюхом дракона. Он уже решил, что победил, но дикий взмахнул хвостом и Нурлана отбросило к стене пещеры.
- Ну вот, теперь я знаю, - проговорил дракончик, поднимаясь на ноги и тряся головой, - как пользоваться хвостом.
- По-твоему, на этом бой должен закончиться? – спросил Крессан.
Подумав, Нурлан помотал головой:
- Вряд ли. Бой обычно идет до последнего. Или пока кто-нибудь из противни-ков не признает поражение.
- Это будет значить, что он слаб. – Крессан направился к дракончику и тот прижался к земле, приготовившись отразить новое нападение. – Значит, такой про-тивник уступит и в следующий раз и на него нельзя полагаться. Ни в чем и никогда.

С этого дня для Нурлана началась настоящая жизнь. Но давалась она ему нелег-ко – Черный дракон не давал ему поблажек, словно всерьез пытаясь добиться, чтобы Нурлан сдался и был убит. Тиллара лишь один раз попробовала вмешаться.
- Он называет себя диким, так пусть докажет это. Иначе я убью его.
Тиллара не посмела возразить, тем более, что для Нурлана эти слова значили много. Если он в скором времени не научиться сражаться не на жизнь, а на смерть, то погибнет. Время игр закончилось. Если до этого дракончик предпочитал увора-чиваться, то теперь начал применять все, что мог, чтобы попытаться одолеть Черно-го дракона.
Его старания не могли причинить Крессану серьезный вред, но будь на месте Черного дракона ровесник Нурлана или какой-нибудь зверь, дракончик вполне мог бы убить его.
Однажды, отправившись с Тилларой на охоту, Нурлан, наевшись, как бывало частенько, начал рассказывать драконице, как проходит его учеба.
- Ты отлично справляешься, Нурлан, - заметила Тиллара, когда дракончик сказал, что не может понять, как его успехи. – Крессан доволен тобой.
- Да? Не похоже.
- У него очень непростой характер. Но я точно знаю, что ты ему нравишься.
- Значит, он не убьет меня, если я не справлюсь?
- Убьет. Но только если у тебя действительно ничего не получится, в чем я сильно сомневаюсь. Ты ловок, Нурлан, и хитер. Это помогает выжить. В этом ты, пожалуй, превосходишь Крессана.
Нурлан изумленно уставился на нее.
- Он всегда действует прямо, не применяя никаких уловок.
- Но он же всегда побеждает!
- Да, потому что каждый бой для него самый главный. Он полностью выкла-дывается, не давая противнику ни одного шанса. Он всегда убивает врага и никого не щадит.
Тиллара замолчала, потом снова заговорила.
- Я не могу объяснить тебе, каков Крессан, он часто противоречит сам себе. Наблюдай, и ты узнаешь его лучше, чем я могу рассказать.
- А это правда, что он служил человеку? Магу? – выпалил Нурлан.
- Не совсем. Он был пленником. Но магу не удалось подчинить его себе.
- Говорят, что Крессан был создан магом.
- Нет. Маг изменил его, но не создавал. Крессан обычный дракон…
- Ну уж нет! Ничего себе обычный!
- Видишь, мы не понимаем друг друга. Говорим совсем о разном.
- Тогда объясни. Я хочу узнать…
- Нет, малыш. Ты должен сам это понять, тогда продолжим разговор. А сейчас пора размять крылья.
Тиллара поднялась в воздух. Нурлан, пробормотав, что он не «малыш», полетел следом за ней. Потом, перестав обижаться, затеял гонку в воздухе, стараясь запутать драконицу и обогнать.

Через несколько месяцев Нурлан, говоря языком людей, сдал экзамен на дикого дракона – он убил куорга. Это не был взрослый зверь, ростом он был даже меньше Нурлана, но опасности это не уменьшало. Зверь напал, когда дракончик доедал свой обед. Не долго думая, Нурлан развернулся к нему, вовремя почувствовав опасность, и дохнул огнем. И сразу, не дав охотнику времени опомнится, бросился в атаку, вы-ставив когти. Куорг пригнулся, оскалившись, но замешкался и расчихался, когда дракончик выдохнул струю дыма. Поэтому у Нурлана было преимущество и он, по-лоснув когтями по глазам куорга, поднялся в воздух, пока зверь катался по земле, воя, и атаковал сверху. Куорг упал на землю, перевернувшись на спину и замахал лапами, задев дракончика когтями, но только слегка. Нурлан, держась сбоку, в ответ тоже махнул лапой, располосовав живот зверя. Снова выдохнув огонь, Нурлан не стал ждать, пока пламя, охватившее шерсть куорга спадет, и вцепился ему в горло. Охотник извивался, рыча и воя, и старался разорвать дракончика когтями, но тот не обращал внимания на раны, прижимая противника к земле и изо всех сил сжимая зубы.
Куорг захрипел, дернулся и обмяк. Нурлан еще немного подержал его, потом разжал пасть и отошел, не сводя глаз с охотника и готовясь, если тот шевельнется, снова атаковать. Но куорг был мертв. Осознав, что только что убил своего самого сильного противника, за исключением дикого дракона, Нурлан издал радостный клич, жалея, что рядом нет Крессана или Тиллары. Но это не страшно.
Взмыв в воздух, он помчался к логову, похвастаться победой. Можно даже по-звать посмотреть. Заметив в вышине дракона, Нурлан сперва обрадовался, решив, что это Тиллара или даже сам Крессан, но быстро понял, что это кто-то чужой. До сих пор он не встречался с другими дикими и сейчас, похоже, придется пройти еще одно испытание – вряд ли дикий признает его за своего.
Связываться со взрослым драконом Нурлан не собирался и поэтому решил обо-гнуть его и поскорее вернуться в логово. Может, дикий и не станет обращать вни-мание на него. Но, оглянувшись пару раз, Нурлан понял, что дикий его нагоняет. Тем более у него было преимущество в высоте.
И вот дикий совсем рядом, к счастью, не сверху, а сбоку.
- Так-так-так, - проговорил он.
Нурлан хотел ответить, но промолчал – язык диких драконов он уже знал, но пусть пока это будет тайной. Дикий продолжил на языке людей:
- И что же делает керт так далеко от селений людей?
- А я не керт,- буркнул Нурлан.
- Да, - Нурлан не успел удивиться, дикий пояснил свое согласие: - Ты хуже. Та-ких как ты, нужно убивать на месте. Керт уже не драконы, а такие, как ты - насмеш-ка над нами!
Нурлан развернулся и заявил:
- Если керт не драконы, то откуда берутся такие как я? Как это называется – смешение видов? Вам хочется создать новый вид драконов?
Дикий зарычал и дохнул пламенем, но Нурлан сложил крылья и камнем поле-тел вниз. Затем снова раскинул крылья и помчался прочь. Дикий несся за ним, но молодой дракончик был юрким и быстрым, постоянно менял направление полета и дикому не удавалось схватить или опалить его. Тем более что такие гонки Нурлан не раз устраивал с Черным драконом. Плохо только то, что Крессан всегда его ло-вил.
Впереди появился еще один дикий. Тиллара! Нурлан прибавил ходу. Драконица давно заметила его и прорычала вызов преследователю дракончика. Дикий опешил и притормозил. А увидев, что она собирается защищать полукровку, зарычал. Но не спешил нападать. Нурлан подумал, что не из-за того, что он боялся Тиллару, скорее, знал, кто будет мстить, если он поранит или убьет ее.
- Почему ты его защищаешь? – прорычал он.
Тиллара не ответила ему, обратившись к Нурлану:
- Зачем ты его разозлил?
- Я не злил его. Просто спросил, почему появляются полукровки как я, если ди-кие ненавидят керт.
- Хорошо. Но лучше бы ты молчал. Свои вопросы ты умудряешься задавать так, что остается только убить тебя.
- Но он первый начал обзываться.
Дикий, о котором словно забыли, напомнил о своем присутствии, взревев и дохнув огнем, но в сторону.
- Его никогда не примут!
- Кто? Ты и твои братья? Обойдемся, - презрительно бросила Тиллара.
Дикий злобно зарычал, но не напал. Драконица развернулась, поднявшись выше дикого, Нурлан держался рядом. Дракон не стал их преследовать.
- Значит, дикие не признают меня?
- Ну почему? Если докажешь, что ты близок нам по духу. Арртр просто глупец. Он и пятеро его братьев. Не волнуйся, слушать его не станут, предпочтут сами по-нять, кто ты. А болтать лишнее он не посмеет – самый трусливый из диких драко-нов! Скорее всего, он набросился на тебя потому, что его самого подозревают в не-чистоте крови.
- Почему?
- Он труслив, неуклюж. Самый большой позор – когда его прогнал из деревни дракон-керт. Кое-кто это видел и с тех пор Арртра презирают.
- Ух ты! - Тут он вспомнил кое-что. - Полетели обратно!
- Зачем?! – поразилась Тиллара.
Нурлан едва не забыл махать крыльями, спеша поделиться новостью:
- Я убил куорга!
- Что?
- Да! Он бросился сзади, а я…
Нурлан взахлеб принялся пересказывать бой.
- А Арртр это видел?
- Наверно. Я увидел его почти сразу, как полетел обратно.
- Что ж, еще одна причина ему ненавидеть тебя – сам Арртр наверняка боится куоргов.
- А Крессан будет доволен мной?
- Наверняка! Ты сам не знаешь, как изменился.
- А как?
- Стал сильным, быстрым. Ты стал драконом. И даже необязательно было драться с куоргом.
- Обязательно! Удери я от него и… в другой раз…
Тиллара не ответила, только быстрее взмахнула крыльями. Нурлан бросился ее догонять, торопясь вернуться домой и похвастаться перед Крессаном. Все-таки по-следнее слово будет за ним.
К его разочарованию, Крессан, выслушав захватывающую историю, только зев-нул.
- Тоже мне, победа.
- Тебе, - зарычал Нурлан, - конечно нет. На тебя ни один куорг напасть не по-смеет.
- Вот когда и от тебя убежит, расскажешь.
- Ладно. Через пару лет.
- Если доживешь.
Нурлан фыркнул и спросил:
- А когда мне можно будет познакомиться с другими дикими?
- Что, желаешь стать обедом?
- Я имел в виду ровесников.
- Я тоже.
Нурлан вздохнул. Переспорить Черного дракона у него еще ни разу не получи-лось.
- И все равно – когда?
- Через пару лет, - вполне серьезно ответил Крессан.
- Раз-два, - сосчитал Нурлан, выжидательно глядя на дикого.
- Ладно, - Крессан встряхнул крыльями. – Ты обещал, что прогонишь куорга.
Обреченно вздохнув, Нурлан отошел и улегся в углу, обиженный.
Тиллара, молча слушавшая разговор, была довольна. Лучше зная своего друга, она поняла, что желание Нурлана очень скоро будет исполнено. Вот только – что выйдет из этой встречи?.. Впрочем, в отличие от остальных ровесников, жизнь Нур-лана была тяжелее – Черный дракон куда суровее любого дракона и его приемный сын не только не должен уступать любому дикому, но даже превосходить, пусть со-всем немного. А что будет, когда он вырастет? Ну, второго Крессана из него не по-лучится, но равного ему будет сложно найти.
Крессан, спокойно лежавший, а за ним и Тиллара, подняли головы – недалеко пролетел дракон. Через минуту он приземлился у входа. Не услышав предупрежде-ния, дракон приблизился.
Заглянув в пещеру, он обратился к Крессану, поглядывая на насторожившегося дракночика.
- Говорят, у тебя зверек завелся?
Тиллара оскалилась, но ее опередил Нурлан, поняв, что Арртр рассказал драко-нам о нем и вот, гость решил узнать, что к чему.
- Если бы завелся, я бы первый его съел.
Все посмотрели на него.
- Что? После драки я успел проголодаться.
- Что же не пообедал куоргом? – лениво спросил Крессан.
- А он вкусный? Хотя я спешил вернуться, - Нурлан сел и почесался. – Вдруг еще какой-нибудь куорг напал на тебя и нужно было спасать.
- Кого?
- Ну… если бы ты побеждал, то несчастного куорга, а если наоборот…
Гость недоуменно переводил взгляд с Нурлана на Крессана, удивленный, что Черный дракон позволяет какому-то полукровке так с собой разговаривать.
- И что ты собирался делать с несчастным куоргом?
- Я же проголодался, - напомнил Нурлан. – Сам убил бы и съел.
- И оставил бы Крессана голодным? – включилась Тиллара.
- А что такого? Он же – непобедимый Черный дракон. Сам нашел бы себе до-бычу.
- К примеру - сытого наглого полукровку, - зарычал Крессан.
- Это его что ли? – Нурлан посмотрел на гостя. – Но он вроде не полукровка…
Дракон зарычал, не собираясь терпеть оскорбление.
- Что, я ошибся? – невинно осведомился Нурлан.
Тиллара напряглась, а Крессан с интересом ждал развития событий – как будет выкручиваться дракончик, сам нарвавшийся на неприятности.
Нурлан, подойдя к раздраженному гостю, посмотрел на него и поздоровался:
- Привет! Я Нурлан. А как тебя зовут? А у тебя дети есть? А то мне играть не с кем – Крессан постоянно дерется, а Тиллара добрая и не хочется ее поцарапать слу-чайно.
Дракон опешил от такой речи. Задумался, посмотрел на Тиллару и Крессана и ответил:
- Я Реллар. И дети у меня есть. Но взрослые. Лучше играй с их детьми. Только если они тебя съедят ненароком, не обижайтесь.
- А если я кого-нибудь из них съем, их родители тоже не обидятся?
- Где вы нашли такого наглеца и задиру? – поинтересовался Реллар.
- Это я их нашел!
- Довольно, Нурлан, - сказала Тиллара. – А то совсем заврешься.
- Ну вот, опять не дали поиграть.
Отойдя от Реллара, Нурлан приткнулся под бок Тиллары. Гость заговорил с Крессаном
- Ты даже не всех диких считаешь достаточно сильными, неужели этот… ма-лыш…
- Я не малыш!
На него никто не обратил внимания и Нурлан тихо зарычал. Тиллара принялась его успокаивать.
- Неужели он чего-то стоит?
- Посмотрим, - безразлично ответил Крессан.
- Хорошо. В следующем цикле как раз будет сбор.
- А что это? – влез Нурлан.
Ответила Тиллара, а Реллар, узнав, все что хотел, покинул пещеру.
- На сборе в основном знакомят молодняк друг с другом. Ну и, заодно, можно показать какой ловкий и сильный у меня малыш.
- Я не малыш! Сколько можно повторять?!
- Да, - поддержал его Крессан. – Ты еще меньше.
Зарычав, Нурлан бросился на него. Тиллара вздохнула – очередная драка, кото-рая одновременно является игрой и тренировкой. Наблюдая за ними, Тиллара была счастлива и знала – Крессан хороший отец и Нурлан ему нравится. Кто бы мог по-думать, что страшный Черный дракон способен играть с дракончиком? Он, конечно вряд ли считает это игрой, но и просто обучением это не назвать. За эти месяцы Тиллара научилась различать, когда Крессан учит Нурлана, а когда просто… играет с ним.
Теперь она была полностью довольна жизнью. У нее наконец появился дете-ныш! Ей конечно хотелось бы все-таки понянчить своих малышей, но раз это невоз-можно, можно дождаться, пока малыши появятся у Нурлана.

@темы: мое тварчество

Комментарии
2010-07-05 в 23:36 

Я не добрый. Я сдержанный.
Хм. Впечатляет.
Хочу продолжения.:)

2010-07-06 в 07:45 

Aril
Совесть придумали злые десептиконы, чтобы она мучила добрых автоботов
Дооолга ждать придется ) Разве что могу выложить другие части - "как все начиналось" ))))
Правда там тоже только самые начала и основные приключения пока за кадром, то бишь не описаны )

2010-07-06 в 10:24 

Я не добрый. Я сдержанный.
А выложи ! Интересно очень. :)

   

Драконья Долина

главная